Четверг, 26 сентября 2013 17:25

Взгляд с иконы

Сюда едут за десятки, а то и за сотни верст. Ее хотят увидеть как различного рода «спецы», так и  простые обыватели. Все одинаково искренне удивляются тому, что предстает перед взором. Удивляются смелости архитектурной мысли и оригинальности ее воплощения в жизнь. А еще удивляются, как же мы дошли до жизни такой, что не ценим наследие наших предков. Ведь еще пять-десять лет, и Фединская церковь во имя Серафима Саровского из уникального памятника архитектуры может превратиться в памятник самой себе…
 

Любители истории родного края, безусловно, знают об этом храме все. И то, что он был возведен в 1912 году (по некоторым данным – 1913 году) на средства помещика Павла Ахлестышева в честь рождения в императорской семье наследника, и то, что проектировал его архитектор, ученый и реставратор Владимир Суслов, и то, что украшен он майоликой (разновидность керамики, изготавливаемой из обожжённой глины с использованием расписной глазури), и то, что в 30-х годах прошлого века был закрыт, а в конце 90-х началась реставрация, да так и замерла на этапе установки купола. Знают и то, что уже в наши дни были разобраны полы, а прямо к центральному входу попытались пристроить то ли трапезную, то ли гараж. Дело, как говорят, даже дошло до прокуратуры, но прежний настоятель куда-то исчез, и обо всем забыли.  
Фединской церкви исполнилось 100 лет. Не такой уж и возраст для памятника архитектуры. Но смотря для какого. Для этого – возраст. Ведь, по большому счету, церковный ансамбль Ахлестышевым из-за революционных событий до конца так и не был достроен, а довольно бедный приход не в силах был не только развивать, но и содержать храм.
В новейшей истории во времена первоначального накопления капитала волна пожертвований миновала сей уголок. А потом всегда находились более неотложные дела, чем реставрация. Так и дошло до наших дней…
Дождь, дождь, дождь. Кровля церкви не выдержала напора осенней непогоды и потекла. В полутьме практически не видно летящих из-под купола капель, слышен только стук их падения. Что было возможно, прикрыли непромокаемым материалом, чтобы вода не испортила все окончательно. Кажется, что кто-то свыше тихонько оплакивает храм.
Помещение больше похоже на склад. Ярким пятном выделяются конструкции новеньких строительных лесов. Именно из них прямо перед центральным входом мы с реставратором Константином Синявиным собираем нужной высоты помост. Радуюсь, что, хотя и в качестве обыкновенной физической силы, становлюсь немного причастным к сохранению исторических и культурных ценностей. Дождь не мешает: над нами крепкий свод кирпичного крыльца. Кстати, этот самый кирпич делали недалеко, на местном заводе, а ушло на строительство аж 270 тысяч штук.
Поднимаемся по лесам вверх. Константин рассказывает, как он впервые познакомился с нашим городом: «В 2005 году я учился в МГХПУ имени Строганова. Недалеко от деревни Маришкино была наша студенческая база отдыха. Фединскую церковь я видел в каталоге памятников архитектуры Подмосковья. Поэтому решил познакомиться с ней поближе. Именно тогда я отметил для себя высокий художественный уровень исполнения изразцов, которые находились и находятся до сих пор в очень плачевном состоянии. Стал задумываться о том, как восстановить эту красоту».
Мы на помосте у иконы Серафима Саровского. Константин отмечает характер повреждений плитки из обожженной глины: как будто пулевые отверстия. Больше всего поврежден лик святого: выбиты куски с изображением глаз и носа. Если попытаться отделить икону от фасада для отправки ее в реставрационную мастерскую, то существует вероятность потерять изначальный вид окончательно. Кто знает, как поведет себя краска при повторном обжиге? Поэтому восстановление начинается на месте. Так и надежнее, и, что немаловажно, дешевле.
Первый шаг – очистка. Сначала с иконы щеткой снимается крупная грязь. Затем обычной медицинской ватой, смоченной в теплой воде, вычищается все в буквальном смысле слова добела. Вата – хороший индикатор. Как только очередной ее кусочек после прохождения по объекту реставрации остается чистым, этот этап можно считать законченным. «Даже если объект у нас в виде осколков, - поясняет реставратор, - все равно мы сначала производим очистку, а только потом склеиваем».
Никакой надежды на тайну при работе с керамикой практически быть не может. Это в живописи под одним слоем краски, бывает, оказывается другой, третий. А керамика, как правило, производится на заказ и не переделывается со временем. Технология не мудреная. На терракотовый пласт наносился рисунок красящим веществом в виде жидкой глины с пигментом. После этого все покрывали прозрачной глазурью и запекали в печи. Эта роспись так и называлась «подглазурная». Она очень хорошо сохраняется во времени, если, конечно, судьба не сводит ее с «хомо не сапиенсом», то есть, с человеком не разумным.
«В данном случае мы будем восстанавливать икону имитационным способом, то есть по принципам мировой профессиональной музейной реставрации, - отмечает Константин Синявин. -  Новые элементы будут слегка отличимы. При желании можно будет всегда понять, что является родным, а что – доделанным в наше время».
Завершая процесс расчистки, реставратор обращает внимание на чудом сохранившийся малюсенький кусочек изображения глазного яблока на иконе, который абсолютно не проявлялся под слоем грязи. Удачная находка! Виден цвет краски, который автор использовал при изготовлении данного элемента изображения. Теперь не придется ничего придумывать, а просто восстанавливать по исходной цветовой гамме.         
«Если брать Москву и Московскую область, то здесь не так много успели построить храмов во имя Серафима Саровского, - говорит Константин. – И этим также уникален Фединский храм. Очень ценным для его восстановления являются фотографии, собранные воскресенским краеведом Александром Анатольевичем Сусловым. На многих из них отражены еще не разрушенные элементы украшений. Там есть фотография с ликом Спаса Нерукотворного, который сегодня утрачен».
Надо сказать, что тема Фединского храма уже имела место в творчестве Константина Синявина. На одном из его барельефов изображен Серафим Саровский, держащий в руках модель церкви и, как бы, благословляющий ее строительство.
«Мне эта работа интересна тем, что есть возможность прикоснуться к удивительному творению настоящих мастеров, - подводит итог разговора Константин Синявин. – У нас долгое время внимание реставраторов в основном уделялось сохранению древнего зодчества.  А архитектура конца 19 века преподносилась, как упадническая. Стиль «модерн», в котором построен Фединский храм, называли кризисом буржуазной культуры. Я скажу, что этот относительно молодой памятник архитектуры также заслужил бережного отношения. По крайней мере, надо постараться восстановить сегодня, что возможно.
Чтобы дать новую жизнь иконе Серафима Саровского, нужно несколько месяцев. Константин надеется, что уже в конце текущего года святой снова обретет свой взгляд и будет снова благословлять им прихожан храма.

Альберт Понасенков 

Прочитано 1294 раз