Пятница, 25 октября 2013 11:08

Алле, ап!

Куда уходят люди из большого спорта? Да кто куда: одни становятся «профессионалами» - идут в коммерческий спорт, другие открывают свой бизнес – магазин, клуб или ресторан, третьи идут работать учителями физической культуры. Наталия Учеваткина – мастер спорта международного класса по спортивной гимнастике – в свое время сменила гимнастический помост на цирковую арену. А сегодня она вместе со своим мужем Владиславом Голобородько руководит студией цирковой гимнастики «Грация» во Дворце культуры «Химик» им. Н.И. Докторова.



 В грядущее воскресенье Дворец открывает очередной творческий сезон. Естественно, в программе стоит выступление и студии цирковой гимнастики. В перерывах между последними репетициями и «прогонами» накануне большого концерта мы поговорили о дне вчерашнем, сегодняшнем и завтрашнем, о самих наставниках и их воспитанниках.

Наталия: - С четырех лет я занималась спортивной гимнастикой. Вошла в состав юниорской сборной России, в составе которой мы выиграли чемпионат Европы в Париже. Начала готовиться к чемпионату Мира, но из-за травм пришлось закончить со спортом. Поступила в институт и стала учиться.
Никогда бы раньше не подумала, что стану цирковым артистом, а потом буду вести студию цирковой гимнастики. Но знакомство с будущим мужем повело меня именно по этой дороге.

- В гимнастику Вас привели родители?

Наталия: - Конечно. Какой ребенок в четыре года принимает осознанные решения? Меня утром отводили в детский сад, откуда нас забирал тренер на занятия, и после тренировки родители уводили меня домой.
Также и после занятий в школе сразу шла в спортзал. А в третьем классе было уже по две тренировки в день: первая – в 6 часов утра, а вторая – после окончания уроков часов до 6 вечера. Школа и спортзал находились рядом, через дорогу. Так я и бегала туда-сюда.

- Эти занятия были в удовольствие или временами хотелось все бросить?

Наталия: - Сначала все нравилось, но потом стало очень тяжело. Бывали моменты, когда бросала заниматься: упиралась в косяк дверного проема руками и ногами, чтобы не идти на тренировку. Потом жалела и с уговорами родителей вернуться всегда соглашалась. Я любила спортивную гимнастику и без спорта не представляла своей жизни.
Больше всего я любила брусья и бревно, а вот опорный прыжок и  вольные упражнения– это не мои дисциплины. Онимне давались с большим трудом. Но все же приходилось себя преодолевать, так как выступать на соревнованиях нужно было во всех видах программы.

- Какие соревнования запомнились на всю жизнь? Как тренеры настраивают на борьбу, в общем-то, еще маленьких девочек?

Наталия: - Больше всего запомнился Чемпионат Европы. К нам относились как ко взрослым спортсменам и не давали никаких поблажек. Перед соревнованиями - никаких прогулок по городу. Все концентрировалось только на выступлении. Мы сегодня своих воспитанников приучаем к такому же режиму. Сначала выступление, а потом можно и отдохнуть.

- Сравните спорт и цирк. Что общего, а в чем есть существенная разница?

Владислав: - Мне кажется, что разница очень существенная. В цирке нет такого технического оснащения, как в профессиональном спорте, поэтому спортсмену, пришедшему на арену, надо серьезно переучиваться, перестроиться. Хотя база, заложенная в профессиональном спорте – сила, растяжка, смелость, наконец, – это большой плюс для цирковой работы. Спортсменов в цирк всегда берут с большим удовольствием.
И все же спортсмену непросто стать артистом. Он сначала приходит «на тренировку», а должен научиться приходить «на репетицию». Свое умение спортсмен должен не только показать, но и уметь «продать» зрителю. Здесь, бывает, начинаются трудности.

- Цирковые люди – народ кочующий. Как вы увязывали работу и учебу?

Наталия: - Это была проблема! Но я сказала сразу, что учебу не брошу.

Владислав: - Я в свое время институт бросил из-за того, что пошел работать в цирк. Было много гастролей по разным странам, которые невозможно было совместить с учебой.Поэтому Наташу поддерживал и старался сделать все, чтобы она получила высшее образование. Приходилось даже отменять некоторые выступления.

Наталия: - Да, Влад меня поддержал и сказал: «Мы с тобой институт закончим».

Мы поехали на гастроли в Японию, а в это время нужно было готовить дипломную работу. И очень сильно мне тогда помогли куратор группы и сокурсники. Через интернет мы много общались, и даже с ребятами писали шпаргалки (смеется). Я приехала с гастролей и удачно сдала все экзамены.

- Япония – это Восток, а Восток, как известно, – дело тонкое. Японский зритель наверняка отличается от нашего зрителя?

Наталия: - В Японии не принято публично показывать свои эмоции. Мы выступаем, а они сидят с каменными лицами, как будто им ничего не нравится. И только потом в узкой компании они могут «выплеснуть» свои эмоции. Причем делают это очень искренне.

Владислав: - Европейский зритель привык оценивать каждый хороший трюк и аплодировать. В Японии все досмотрят до конца, а потом сдержанно похлопают. Зритель там не разбрасывается по эпизодам, а собирает впечатления от представления воедино.
Еще там есть культ, если можно так сказать, фанатов. Для артиста, который понравился японцу, тот постарается сделать все, как для своего самого лучшего друга.

- Вы всегда следите за реакцией зрителей во время исполнения номера?

Владислав: - Я практически никогда не успеваю этого делать, а Натальи всегда видит, кто улыбнулся, кто ахнул, кто за голову схватился, кто сидит равнодушно.

- У вас в Японии были фанаты?

Владислав: - Да, были. Они по возможности подвозили нас на представления, показывали достопримечательности города, старались окружить нас вниманием.

Наталия: - Мы до сих пор с ними общаемся, переписываемся через интернет. Это удивительная нация. У них нет воровства и мародерства. Когда случилось цунами, то никто даже не подумал под шумок взять что-нибудь чужое. Дисциплина железная.

Владислав: - В Японии есть специальная служба, которая занимается возвращением потерянных вещей. В портмоне, например, всегда есть банковская карточка или электронный ключ от номера в гостинице, по которым можно найти человека. Если ты потеряешь кошелек в метро, то тебе его обязательно вернут. Такой менталитет у нации.

- В Японии есть свой цирк?

Владислав: - Национальные театры я видел, а вот с японским цирком я не встречался.

- А где вы там работали?

Наталия: - Там есть большой парк развлечений на подобие «Дисней Лэнда». Там мы работали в шоу-программе: и танцевали, и на вертикальных полотнах выполняли различные трюки. Это был не цирк в чистом виде.

- Так вы себя сегодня кем представляете: цирковыми артистами или некими шоуменами?

Вместе: - Мы – спортсмены!

Владислав: - Когда меня приглашали работать в цирк, я спросил: «А кем буду? Клоуном?». В цирке сначала стал работать гимнастом в номере «Воздушный полет».

- Если вернуться к вопросу о сущности цирка: в чистом виде цирк, как таковой, сегодня исчезает?

Наталия: - Нам ближе современная интерпретация циркового искусства – целостная шоу-программа. Мы и с детьми сейчас работаем над тем, чтобы они не просто исполняли трюки, а показали маленькое представление с законченным сюжетом. Мы не профессиональные хореографы и не постановщики, но стараемся двигаться именно в этом направлении. И еще мы стараемся добиться от ребенка «чистоты» исполнения элемента. То есть того, на чем основан большой спорт.

- Когда два человека в семье занимаются одним делом, не может быть перенасыщения?

Владислав: - Наоборот, мы дополняем друг друга - поплюю три раза через плечо. И, самое главное, мы можем открыто обсуждать ошибки, то, над чем недоработали.

Наталия: - Я сейчас даже представить не могу, чтобы кто-то из нас ушел на другую работу.

- Какая программа-максимум у руководителей студии циркового мастерства?

Наталия: - Пока мы не так много имеем номеров в своем багаже. Некоторые номера, которые мы делали с детьми два года назад, когда начинали, сегодня просто отбрасываем. Это уже не тот уровень. Когда сделаем номеров 15-20, тогда уже можно думать о каком-то сольном представлении студии.
Начинали мы с четырех детей в студии. Сейчас у нас уже 3 группы по 25 человек. В основной группе13-14 девочек, которые стабильно выступают. Мальчиков к нам приводят, но, как правило, они у нас не задерживаются, им не нравится девчачий коллектив. Мальчишек в группе 5-6 человек.Жаль, конечно, ведьфизическая подготовка у нас не слабее, чем в спорте.

Владислав: - Мальчикам интересно, как правило, заниматься с каким-то инвентарем, с клюшками, с мячом. А у нас в студии нет этого. Только собственное тело. И вот мальчишки это не любят. «У вас балет», - говорят.

- С чем выходите на концерт открытия сезона?

Владислав: - Хотя времени с начала работы было немного, всего два месяца, мы хотим показать совершенно новый номер. Я думаю, всем будет интересно. Приходите!

 

Беседовал Альберт Понасенков  
 

Прочитано 1499 раз