Пятница, 14 февраля 2014 00:02

Безопасная среда

Есть ли «мертвое озеро» в лесах вокруг поселка Фосфоритного? Можно ли купаться в озерах, расположенных в старых карьерах, и что будет, если есть грибы, собранные в Воскресенском районе, у Белой горы и на промплощадке химкомбината? Обо всем этом «Куйбышевцу» рассказала Надежда Александровна Голубкина - химик-эколог, доктор сельскохозяйственных наук, ведущий научный сотрудник Агрохимического испытательного центра Всероссийского института селекции и семеноводства овощных культур Российской академии сельскохозяйственных наук, лауреат премии губернатора Московской области «Наше Подмосковье» в номинации «Безопасная среда».
 
– Надежда Александровна, каково основное направление Ваших экологических исследований?
 
– Вообще-то, экологом я стала уже в процессе жизни. В свое время я закончила институт тонкой химической технологии. Работала в институте тонкой химической технологии, НИИ питания РАМН (до 2013-го). Сейчас работаю в агрохимическом испытательном центре ВНИИССОК РАСХН, расположенном в Одинцовском районе Подмосковья. Кандидатскую диссертацию защищала по синтезу природных соединений (сфинголипидов), докторскую, в 1999 году - по селеновому статусу России. Основным направлением моих исследований был и остается кругооборот микроэлемента селена (почва-растения-животные-человек), его содержание в объектах окружающей среды. В целом, я как-то постепенно переквалифицировалась из химика-синтетика в химика-эколога, до 2013 года по субботам преподавала экологию в московском колледже управления и новых технологий. Но именно переход в агрохимический испытательный центр позволил расширить исследования от одного селена к макро- и микроэлементам.
 
– Чем Вас заинтересовал именно Воскресенский район?
 
– Надо сказать, что Воскресенск был выбран совершенно случайно. Хотелось свозить внука куда-нибудь в интересное место. Я поискала в Интернете, где можно найти останки древних ископаемых и обнаружила Воскресенский район. Поехали, добрались до поселка Фосфоритного (женщина по дороге посоветовала)… Конечно, ничего не нашли. Но красота – такая, что дух захватило! Это был август. Под каждым кустом грибами все прямо у дороги усыпано. Внук полез купаться - увидели  головастика громадного, величиной с лягушку. Сразу, как у всякого обывателя, мелькнула мысль: мутация! Потом мне на работе объяснили, что есть такие лягушки: головастик огромный, а лягушка обыкновенная вырастает.
 
– Наша знаменитая Белая гора, конечно, вызвала интерес специалиста?
 
– Это странное место - оно как-то затягивает и не отпускает от себя. Первый раз Белую гору мы только проезжали. Во второй раз уговорила сына с невесткой и вторым внуком поехать на машине. Проезжали дальние карьеры (от Фосфоритного налево) - опять грибы всюду, удивительно красивая местность вокруг и совершенно нереальные пейзажи старых карьеров… Тогда, наверное, и пришло в голову: почему бы не дать студентам проверить в карьерах воду? Насколько безопасно в ней купаться, насколько реально там разводить рыбу. Дело в том, что питьевую воду анализировать было неинтересно – этим регулярно занята санэпидстанция, зачем повторяться. А открытые водоемы, в принципе, никому не нужны, значит, дело интересное. Позднее, правда, оказалось, что где-то в конце 90-х на химкомбинате какие-то поверхностные воды брали на анализ, но это дело давнее. Еще был один вопрос, который не давал покоя: в Интернета я вычитала, что жители Хорлово и Воскресенска проводили митинги против горы фосфогипса – мол, жить нельзя, кругом одни токсические вещества… Но никаких цифр не приводили, вообще ничего, что бы это подтверждало, все на эмоциях. Поэтому хотелось для себя выяснить, где же правда, и насколько велики риски. В следующую поездку  взяла двух дипломниц и наконец-то мы целенаправленно вышли около Белой горы. Посмотрели ближайшие водоемы, потом еще раз съездили в Хорлово, шли по лесу до карьеров. Отобрали пробы воды. Между делом насобирала грибов. Ну и начала делать анализы. Это было в 2012 году - самое начало моих исследований в вашем районе. Результаты оказались настолько интересными, что захотелось продолжить.
 
– Настолько интересными, что возникло желание поучаствовать в губернаторском конкурсе?
 
– К 2013 году мы уже набрали довольно много материала. Тогда и пришла мысль, почему бы не представить материал на конкурс за премию губернатора Московской области «Наше Подмосковье». Параллельно я опять потащила внука и уже третьекурсников на воскресенские карьеры... Дети были в восторге! Но дети есть дети: гулять с удовольствием, а анализы им не нужны. Но я уже сама не могла остановиться. Купила путевку на неделю в «Конобеево» и снова повезла уже двух внуков на Белую гору. Собирали все, что казалось интересным: облепиху, грибы, листья растений, брали пробы воды. Где только не собирала грибы: на промплощадке завода, на первом полигоне рядом с химкомбинатом, у его подножия, около Москвы-реки, у второго, Лопатинского, полигона и у дальних карьеров.
 
– Почему Вас заинтересовали именно грибы?
 
– Просто грибы - это удивительные организмы. Они – единственные, которые быстро могут разлагать минералы и металлы, образовывать новые минералы, потому что выделяют как сильные кислоты, так и ферменты. Ко всему прочему, они удивительно быстро растут и поэтому аккумулируют огромные количества макро- и микроэлементов. Исследований по использованию грибов для мониторинга окружающей среды много. Но нигде не описано столь интересное место, как полигоны фосфогипса.
 
– Предвкушаю интересные результаты…
 
– В целом, результаты получились такие: из примерно 12 обследованных карьеров только в одном вода оказалась катастрофически загрязнена – рН3, свинец, кадмий, нитраты, чего только нет… Слава Богу, этот карьер не удобен для купания. Но зато возникает вопрос: что с таким карьером- а он длиннющий – делать. Я просто не представляю. В других же карьерах где-то было много нитратов, где-то высокая жесткость, где-то много железа… Везде много фтора, но это типично для Воскресенского района. В общем, все достаточно оптимистично, чтобы хотя бы купаться людям.
Более удивительными оказались результаты по грибам (анализ делала по 25 элементам). При очень высокой отзывчивости грибов на уровень загрязнения, я, тем не менее, нигде не обнаружила превышения предельно допустимых уровней содержания тяжелых металлов! То есть грибы, как это ни удивительно, можно собирать практически везде: даже на территории завода, даже около Белой горы и даже на первом полигоне. Особенность вашей местности - это высокое содержание фтора (особенно его много в грибах на первом полигоне) и очень много стронция. Но стронция не радиоактивного, безопасного для человека. Такой стронций не опасен, а напротив, предотвращает остеоартроз. А уровень радиации мизерный – практически фоновый.
 
– С жителями Воскресенского района пообщаться удалось? Вы в курсе их мнений об экологии наших мест?
 
– Да, пока путешествовала, я говорила с жителями. Основные разговоры шли о том, что территория просто кошмарная по загрязнению, водоемы отравлены, радиация зашкаливает. Еще рассказы о том, что люди мрут как мухи - рак и все такое прочее… Так что наши данные оказались приятной неожиданностью. Что же касается фтора, то в Подмосковье избыток фтора в целом достаточно распространен, тут уж ничего не поделаешь - просто не надо использовать фторированную зубную пасту. Смешно, но жители говорили, что есть в лесу мертвое озеро, в котором соли ужас сколько, а рыбы совсем нет… Упомянутым «мертвым озером» оказался… самый чистый по моим анализам водоем! Минерализация там мизерная, вода – супер! Только запусти рыбу, водоем-то громадный. Смешно, насколько глупы бывают слухи… Позднее, осенью 2013-го, я на этом водоеме видела уток, так что водоем-то, на самом деле, вполне живой. Еще приходилось проверять один образец воды из скважины в Фосфоритном. Никаких превышений выявить не удалось. Правда, около Осташово есть огромный водоем, с птицами и, похоже, с рыбой. Вот там много нитратов. Но это уже не имеет к Белой горе никакого отношения. Надо отметить, что, в сравнении с данными по складированию фосфогипса в других районах России и в Беларуси, а также за рубежом (США, Израиль и другие страны), Воскресенский район – самый продвинутый. Конечно, риски есть, но совсем не такие жуткие, как считают многие обыватели. Ваш химкомбинат - кажется, единственный в мире, которому удалось решить проблему загрязнения окружающей среды пылью фосфогипса. Рекультивация путем высадки растений на склонах, мне представляется, в значительной степени определила результаты проведенных исследований.
 
– В будущем Вы продолжите свои исследования в Воскресенском районе?
 
– Конечно. Что еще я собираюсь сделать? У вас в районе разводят пчел -  хочу посмотреть элементный состав продуктов пчеловодства. Познакомилась с пчеловодом из Лопатинского, он в мае обещал дать материал. Надо еще поездить, раздобыть подмор, пергу, прополис из других сел. Пытаюсь найти закономерности накопления фтора - в литературе это не описано. Интересно выяснить, какие насекомые обитают на первом полигоне… Надо бы сделать полный элементный анализ грунтовых вод (скважин, родников), (сразу не сообразила, да и дорогое это удовольствие). Воскресенский район так удивительно красив, так удивительна Белая гора!.. Дети вопят от счастья, когда видят «снег» летом. Здесь можно развивать экотуризм. Но экотуризм именно в новом понимании этого термина. Современный человек не может жить без промышленности. Поэтому путешествовать надо не по экологически чистым местам, а по районам не только удивительно красивым, но и, в то же время, важным для промышленности.
 

Редакция «Куйбышевца»
Фото из архива Надежды Голубкиной

Прочитано 2037 раз