Понедельник, 04 апреля 2016 14:51

Я до сих пор ощущаю духовное влияние предков

Сегодняшний гость «Куйбышевца» – ни много, ни мало прапраправнук Александра Сергеевича Пушкина! Андрей Александрович Кологривов москвич, физик, давний друг воскресенских краеведов, и связь его семьи с нашими местами имеет свою историю. Когда-то владелец усадьбы Кривякино Иван Иванович Лажечников сумел расстроить дуэль молодого Пушкина с неким майором Денисевичем. Литературная общественность Воскресенска об этом всегда помнила и гордилась. Почти двадцать лет назад местные краеведы разыскали и пригласили в гости потомка великого поэта. Андрей Александрович приехал и здесь, на музыкальных вечерах в Концертно-выставочном зале познакомился со своей будущей супругой. Так что теперь его связи с нашим городом почти родственные. И мы с радостью воспользовались возможностью встретиться с ним и поговорить.

– Андрей Александрович, как Вы узнали, что Пушкин Ваш предок?

– Это было еще в раннем детстве. Бабушка меня подводила к портрету, висевшему на стене, и с улыбкой говорила: «Пушкин нам квартиру дал». Потом я об этом забыл. а когда я был классе в первом или во втором, об этом сказала учительница. Я удивился, стал расспрашивать родителей, и мне рассказали, что бабушка наша Софья Павловна Воронцова-Вельяминова – правнучка Пушкина.

– Вы ведь потомок по линии сына поэта Александра Александровича?

– Да. И все мы, кто живет в России, потомки по линии Александра Александровича. еще есть потомки по линии дочери Пушкина - Натальи Александровны, но те живут за границей: она ведь вышла замуж за принца Нассауского.

– Узнав, что Вы потомок поэта, не пробовали писать стихи?

– Попробовал, но думаю, они были недостаточно хорошего качества. Например, в раннем детстве, когда почему-то боялся душа, придумал себе ободрительные строчки: «В ванне мойся, душа не бойся» (смеется).

– Были ли в Вашей семье какие-то особенные традиции воспитания?

– У бабушки был очень большой культ матери - Натальи Александровны, внучки Пушкина, рождению которой успела порадоваться Наталья Николаевна Пушкина-Ланская. Это была действительно необыкновенная женщина, И все родственники и самые близкие, и по линии двоюродных братьев и сестер преклонялись перед ней. Я недавно узнал, что в Белоруссии, где они жили, местный священник хлопочет о причислении ее к лику святых. Она действительно очень многое сделала для людей. Построила на свои деньги церковь, открыла библиотеку, школу, больницу. В серьезных случаях на свои средства отправляла заболевших лечиться либо в Вильнюс, либо в минск. когда в 1912 году она умерла от воспаления легких, о ней плакала вся округа. Я до сих пор ощущаю ее духовное влияние, которое пришло через бабушкины рассказы. Все прекрасные душевные качества унаследованы дочками, внучками и правнучками от Натальи Николаевны.

Сейчас историки и литературоведы ее реабилитировали, а то ведь долгие годы несправедливо обвиняли, говорили, что она была пустой и глупой светской красавицей. а она воспитала десятерых детей: четверых Пушкиных, троих Ланских, двоих детей-сирот рано умершего брата Ланского. И еще сына сестры А.С. Пушкина Ольги Сергеевны. Уже наши современники исследователи энтузиасты Дементьев и Ободовская разыскали ее письма, написанные на французском языке не очень разборчивым почерком, перевели их и помогли доказать, наконец, что любимая жена поэта была хранительницей и создательницей семейного очага. Именно от нее внучка Наталья Александровна унаследовала способность создавать атмосферу удивительной семейной сплоченности, дружества и любви, когда каждый спешил прийти на помощь близкому человеку. Помню, в тяжелые времена, когда наши родственники жили в отдаленных местах, где не было даже продуктов, бабушка посылала им посылки. В москве посылки не принимали, и чтобы отправить их, она специально ездила в разные города области.

– А на Ваш жизненный выбор стать физиком кто повлиял?

– Тоже бабушка. Она старалась дать мне представление о разных науках уже в детстве. Однажды купила глобус, поставила лампу и показывала, как земля вращается вокруг солнца, как происходит смена дня и ночи, зимы и лета. а потом большую роль сыграл наш родственник – Борис александрович Воронцов-Вельяминов - известный астроном и популяризатор науки, написавший учебник, по которому учились все старшеклассники Советского Союза, и еще множество популярных книг. Он часто приходил к нам, и заинтересовал меня сначала астрономией, а потом и физикой. Сейчас работаю в Физическом институте им. П.Н. Лебедева РАН, занимаюсь исследованием взаимодействия лазерного излучения с различными веществами.

– А много ли сейчас потомков, и поддерживаете ли Вы отношения?

– Всех вместе более трехсот человек, и поддерживать отношения с каждым, конечно, невозможно. Но со своей близкой родней и некоторыми достаточно дальними родственниками мы общаемся. Со многими видимся на общих встречах, которые организует музей-квартира Пушкина на арбате. С братьями двоюродными и троюродными дружим. Миша Воронцов-Вельяминов и его сестра живут во Франции. Они много раз
приезжали. Очень любят Россию и в детях стараются укреплять это чувство.

– А Вам доводилось бывать во Франции, где в Сульце – родном городе Дантеса есть улица его имени и памятник?

– В Париже я бывал, в Сульце – не доводилось. Но с одним из нынешних потомков Дантеса, приехавших в россию, вышла скандальная история, которую очень некрасиво подал канал НТВ. Представили все так, якобы произошло какое-то примирение. Телевизионщики пригласили одного хорошего человека (не стоит сейчас называть имена), и он попался на их удочку. Видимо, говорил одно, а после монтажа получилось, что он подружился с Дантесом и они вместе распивают шампанское. А потом выясняется, что этот Дантес поставил у себя дома скульптурную голову Пушкина и всем желающим позволяет за небольшую плату в нее пострелять. Ну, что тут сказать?! Понятно, потомок не несет ответственность за своего далекого предка, но такое кощунство просто не допустимо! а о самой возможности примирения впервые речь зашла еще в 1929 году, когда внук Дантеса решил выдать замуж свою дочь за сына внука Пушкина, который жил в Бельгии. На что Николай Александрович Пушкин ответил, что отношения поддерживать готов, но сына своего женить отказался. Нынешний Дантес, как и телевидение, видимо, об этой истории не знали.

– Вы были знакомы с известным хранителем Пушкинского заповедника Семеном Степановичем Гейченко?

– Да. Правда, я тогда был маленьким мальчиком. А вот мой отец общался с ним достаточно много. Он был радиожурналистом, сделал несколько передач про Семена Степановича, и опубликовал в газете материал «Домовой Пушкинских мест».

– Что наполняет Вашу жизнь помимо работы? Есть ли какие-то любимые занятия?

– Физика – это любимое занятие. еще, в свое время меня привлекли в Общество потомков участников войны 1812 года. когда оно только образовалось в 1964 году, мне было 15 лет. И с тех пор я в этом обществе состою. Увлекся генеалогией, про род кологривовых я даже книжку написал «Вера и честь». Ведь Кологривовы и Пушкины происходят от одного родоначальника Григория Пушки. Потом ветви рода разошлись и снова сошлись таким вот замечательным образом. а до этого были еще удивительные пересечения. Генерал кологривов, отличившийся в Бородинском сражении, принимал экзамены у лицеистов и в том числе у Пушкина по военной истории. И со своей будущей женой Александр Сергеевич познакомился на балу в доме Кологривовых.

– В Вашей семье хранятся какие-нибудь памятные устные рассказы?

– Историй много, и мы не раз просили бабушку записать их на магнитофон, но она всегда отказывалась. расскажу историю о том самом портрете 

Пушкина, который мне показывали в детстве. Это было в двадцатом году. Во время гражданской войны в Бобруйске, где жила тогда бабушка, постоянно сменялись разные власти: то «красные» придут, то «белые», то поляки, то бандиты… А по соседству с ней жил известный профессор Вольфсон. И вот когда нагрянули белорусские националисты и устроили еврейский погром, он убежал и спрятался у бабушки. Когда бандиты ушли, его дом был полностью разорен и разграблен. Увидев, что случилось, он сказал: «Софья Павловна, Вы спасли мне жизнь! меня бы обязательно убили. Возьмите что-нибудь на память». А она: «Да что ж я возьму, мне бы наоборот помочь вам надо, да я не в состоянии». Потом увидела портрет Пушкина, его и взяла на память. С тех пор он висел у нее на стене, куда бы она ни переезжала. А незадолго до своей смерти бабушка подарила портрет мне.

– Андрей Александрович, что в Вашем понимании «интеллигентный человек»?

– Само понятие появилось с разночинцами в середине девятнадцатого века, когда резко ограничили доступ в дворянство. Думаю, это было большой ошибкой. Прежде достаточно было получить первый офицерский чин, и человек становился дворянином. Надо было продолжать расширять круг людей полноправных, а его сузили. И разночинцы, образованные и яркие, но не получившие достаточного статуса, чтобы стать дворянами со всеми полагающимися при этом привилегиями, составили слой интеллигенции, который принес в общество новые идеи, и из которого выросло потом поколение революционеров. Для меня сегодня интеллигент – это человек широко образованный, скромный, очень внимательный к другим. Старающийся, чтобы людям вокруг него было комфортно.

– На Ваш взгляд, существует сегодня в России тот интеллигентный слой, что способен нести благородные идеи и преображать общество?

– Несмотря на то что у нас сейчас безобразно реформируют систему образования, в результате чего к нам порой приходят студенты, которые почти ничего не знают, любознательность и упорство многих молодых людей в добывании знаний все же способствуют тому, что такая прослойка еще существует.

– Нынешние студенты сильно отличаются от прежних?

– Прежние студенты, стремившиеся в науку, больше знали, больше интересовались новыми достижениями. А сейчас нередко бывает: сделал диплом – и забыл. Пошел зарабатывать деньги. И я не могу их упрекать. Что такое зарплата в 12 тысяч?! А человеку надо содержать семью, покупать квартиру… В результате в научном мире образовалась пустота на месте возрастной прослойки от 30 до 50 лет. Есть молодые, которые еще чему-то учатся, потом они уходят, и лишь некоторые, выполнив некую программу и добившись чего-то, возвращаются. И все вокруг говорят, что это ненормально, и надо с этим что-то делать. Надо создавать условия, а их нет. Остается только надеяться и верить, что когда-нибудь все изменится к лучшему.

– Что Вы цените в людях больше всего?

– Наверное, дружбу, способность прийти на помощь в трудную минуту, а в минуту радостную порадоваться за тебя. Не каждая душа умеет порадоваться за друга: иным проявить сочувствие бывает куда слаще и приятнее. мне жизнь подарила настоящих таких друзей. Их немого, но они есть.

– Чего Вы не смогли бы простить?

– Когда человек притворяется другом, а на самом деле замышляет против тебя всякие интриги.

– А если соперник, не претворяясь, стремится отвоевать не принадлежащие ему позиции, его можно уважать?

– Если честными путями, то, думаю, можно.

– Что бы Вы пожелали жителям нашего города?

– Чтобы Воскресенск жил, развивался, становился краше, а жители его были умными и добрыми.


Беседовала Ирина Александрова

Прочитано 873 раз