Понедельник, 03 июля 2017 11:01

Непридуманные истории о педагогике и жизни

27 июня свой значимый юбилей отметила известный и любимый многими в нашем районе педагог Галина Сенаторова. Пятьдесят семь лет отдала она профессии: работала учителем биологии, 20 лет была директором одной из лучших в те годы Ратчинской школы, заведовала детским садом «Белочка», и сейчас продолжает воспитывать молодое поколение, будучи руководителем музея в лицее №22.

Ее собственное детство выпало на военные годы. Она узнала ужас фашистской оккупации, потеряла родителей, и второй семьей для маленькой девочки с Украины стал Кривякинский детский дом. Сегодня, вспоминая о том времени, она говорит, что именно учителя и воспитатели, окружившие ребятишек теплом и заботой, предопределили ее путь в педагогику.                      

Великая сила любви и доверия

– Воспитатели детского дома давали нам науку на все случаи жизни. Это были удивительные женщины, добрейшие люди. Почти у всех мужья погибли на фронте. А к нам относились как к родным. Если у них дома варилась картошка в мундире, брали кого-то из детей и угощали. Это было такое лакомство!

Никогда не забуду нашу учительницу начальной школы Степаниду Александровну Рубцову. Первый класс. Я, ранимая и обидчивая, разговариваю только на украинском языке. Меня к доске вызывают, а я молчу. «Ничего, ребята – говорит учительница, – я на Урале работала, всех понимала: и татар, и удмуртов, а украинский язык и подавно разберу. Галя, скажи мне на ушко». Я наклонюсь к ее уху и молчу. Она говорит: « Хорошо, садись, «четыре»». Возвращаюсь за парту, слезы душат, а в голове бьется мысль: «Я выучу! Я оправдаю!». Понимала, что она меня любит и жалеет, и плакала. Я при немцах так не плакала - мама просила не плакать.

Я очень старалась. В третьем классе у меня уже не было «троек», а в четвертом – были только «пятерки».

Если тебе доверяют – надо оправдать. 

Вот вам и заморский деликатес!

- Наш детский дом находился под опекой министерства химической промышленности. Помимо Кривякинского, который был в ведении Воскресенского комбината, химики опекали еще несколько детдомов по стране и вели большую работу по воссоединению семей. Благодаря этому удалось разыскать моих братьев, которые приехали потом в Воскресенск.

Директор предприятия Николай Иванович Докторов был масштабный человек. Он очень о нас заботился, вникал во все проблемы, и уж если праздник, то старался устроить угощение.

Однажды распорядился достать для детей красной икры. Мы узнали об этом и с нетерпением ждали. Наконец за ужином воспитатели стали разносить тарелочки, на которых лежали кусочки хлеба с чем-то необыкновенно красивым, красненьким. Младшие попробовали и стали плакать. А старшие, кто понимал, говорят: «Не нравится –давайте нам». Воспитатели за сердце хватаются, говорят: «Ребята, это вкусно! Это очень полезно! Мальчики, не берите у девочек, пусть они поправляются!».

А нам хотелось сладкого. 

Особые нити

- Появился у нас врач Давидсон Вениамин Григорьевич, которого стали звать Витамин Григорьевич, потому что он покупал для нас аскорбинку. Мы окружали его, открывали как цыплята рты, и он каждому клал кисло-сладкий шарик. Это чудо мы старались подольше держать за щекой.

Если доставали жмых, его резали на кусочки и раздавали всем. Потом появилась пастила. Такую вкусноту ели медленно. Удовольствие старались растянуть. Мальчишки съедали быстрее, и кто-нибудь спрашивал: «Ты уже все съела?». Мы, девчонки, с ними делились.

Ребята просили кусочек, но никогда не отнимали, мальчики нас вообще никогда не обижали. В благодарность ходили вместо нас чистить картошку. Наша директор Евгения Алексеевна Мусатова и все сотрудники нам объясняли, что мы братья и сестры, и мы до сих пор не теряем друг друга, словно связанные особыми нитями. 

Быть учителем – значит быть человеком

- Когда в детдоме сократили ставку пионервожатой, ее функции частично переложили на меня. Наверное, во мне уже тогда разглядели будущего педагога. «Галя, проведи-ка сегодня линейку». И я проводила и линейку, и утреннюю гимнастику, и собрания звеньев. Отводила младших в столовую, навещала больных в изоляторе. Мне это нравилось. И никто не спрашивал, сделала я уроки или нет. Только говорили: «Если хочешь в ремесленное училище, «тройки» хватит. Ну а если в институт, надо получать одни «пятерки»». Это было трудно, но мы старались, и в каждом жила мечта о будущем.

В школе я дружила с Валей Сливиной. Ее папа пришел с войны совсем больным и работал сторожем в парке, который тогда весь принадлежал детскому дому. Однажды мы побежали к нему в палатку, надеясь, что он угостит нас конфеткой, но как только открыли дверь, нашли его убитым. От ужаса я заплакала, а у Вали отнялась правая рука...

Конец седьмого класса, впереди экзамен. Как ей сдавать?! А училась она хорошо и мечтала поступить в Вербилки, в художественное училище, чтобы расписывать посуду.

И вот в день экзамена по русскому языку председатель комиссии Клавдия Ивановна Юмашева подходит ко мне и шепчет: «Галя, ты напишешь изложение себе, потом Вале, только чтобы почерк не был похож. Иначе ей придется идти в ремесленное». И я тогда стала понимать, что быть хорошим учителем – значит быть человеком! Валю успокоили, поддержали, поставили четверку. Здоровье ее восстановилось, она поступила в училище и стала потом замечательным художником и начальником цеха, которого все обожали. Сейчас ее уже нет на свете, а у меня дома до сих пор хранится расписанная ею посуда. 

Это будет наш секрет

- Работая в школе, я никогда не ставила «двоек»: мне ведь тоже не ставили. Старалась стимулировать, хвалить, и дети раскрывались.

В Ратчино у нас был мальчик, Сережа Жуков. Жил он в Сабурове, но в школу не ходил, ножки у него болели. И наши учителя несколько лет ездили к нему заниматься. Но я все время рассказывала ребятам, что у нас есть такой ученик, что ему трудно, но он старается, учится на 4 и 5, и добавляла: «А у вас есть все условия, поэтому надо тем более стараться и все делать добросовестно». Ребята соглашались. Когда работали на колхозных полях, относились все к этому сознательно, не хитрили. Только тот, кто был болен, оставался в школе и работал около меня, выполняя разные поручения. И вот одна девочка пришла с перевязанной рукой, сказала, что порезалась и осталась со мной. Поливала цветы, пыль протирала. Потом смотрю, а повязка у нее совсем грязная стала. «Дай-ка, – говорю,– я тебе руку чистым бинтом перевяжу». А она прячет руку. «Не могу. Нет у меня пореза, я просто хотела остаться с вами хоть один раз, а то вы всех оставляете, а меня никогда». На следующий день она отправилась на поле, а ребятам мы сказали, что рука уже зажила. 

Подарок хоккеистов

- Однажды мы ждали в гости хоккеистов команды «Химик», которые только что завоевали серебро чемпионата СССР. Они спросили, что подарить ребятам, и я попросила клюшку с автографами всей команды. А ребятам объявила, что в честь такой радости объявляется конкурс: кто получит больше всех баллов, исправляя плоховатые оценки на более высокие, тот получит путевку в лагерь «Артек» или «Орленок». А кому-то одному из мальчиков, кого все уважают за то, что он добр и трудолюбив, будет вручена клюшка. Голосование проводилось тайно, все подавали записочки с именем самого достойного. И когда стали подводить итоги, оказалось, что больше половины проголосовали за Сережу Жукова. Он к тому моменту уже поправился и стал ходить в школу.

На торжественной линейке под шквал аплодисментов хоккеисты вручили ему такой дорогой для любого мальчишки подарок. 

Кто съел четыре торта?

- Деньги, которые школа заработала в полях, я категорически тратила не на ремонт, а на детские походы и поездки. Сельские ребята умели трудиться, и мы с ними объездили многие Города-Герои. Брали всех, невзирая на оценки. К слову сказать, за время моей работы в сельской школе было 20 только золотых медалистов. И все поступали в институты без репетиторов. Уроки делали в продленке, а родители спокойно работали.

Одним из самых важных праздников в школе был Праздник урожая. К этому дню я заказывала на хлебокомбинате вкусные торты и вручала их каждому классу. Это было традицией, но однажды приехали проверяющие и потребовали объяснений: «Галина Моисеевна, если на полях работают с 5 по 10 класс, то это – 6 тортов, а заказано 10. Где еще 4?». Объясняю: «Для ребят с 1 по 4 класс. Они ведь тоже потом будут работать».

Но моя логика показалась проверяющим настолько странной, что директору совхоза, шефствующего над школой, Николаю Игнатьевичу Кудинкову пришлось брать меня под защиту. А коллеги потом все подшучивали: «У Сенаторовой первый класс тортами объедается!». А я говорю: «Да! Зато нам дали норму 5 гектаров клубники собрать, а мы 20 сделали. И ягод наелись, и в путешествие съездили». 

Случай в поезде

- В одно из своих путешествий по Городам-Героям мы отправились в составе целого экскурсионного поезда, каждый вагон – какой-то город Подмосковья. Дело было зимой, в сильный мороз. И вот какая произошла история.

В Запорожье после экскурсии в музей Брежнева мы повели ребят в столовую. Оставленные в гардеробе вещи сторожили по очереди. А учительница из Солнечногорска не догадалась так поступить, и одного из ее учеников обокрали. Подходит он к вешалке, а там вместо дубленки и ондатровой шапки, которые ему для поездки одолжили родственники, висит драное, страшное пальто какого-то зека. Мальчик плачет. На улице мороз, да и вещи чужие. Мы стали успокаивать, дали ему шарф и решили, что сейчас пройдем по вагонам и соберем денег, раз такая беда случилась. Но, к моему огромному удивлению, ни один город помогать не стал. Только наши ребята собрали денег и купили такую же шапку. Потом солнечногорцы прислали письмо с благодарностью на адрес Воскресенского ГОРОНО, наших фамилий они не знали. А мы рассказали об этом всем ребятам в школе: дети должны знать, как высоко ценится великодушие. 

Не быть ремесленником

- Когда я училась в институте, все пять лет у нас было Макаренковское общество. А руководил им ученик великого педагога Семен Калабалин. Мы говорили о многом, и он всегда повторял, что урок может пойти непредсказуемо. Ты не знаешь, что произойдет, как дети будут слушать, как ты себя поведешь и какое самое важное слово скажешь, глядя в их глаза. Поэтому учитель должен быть творцом, а не ремесленником. Я помню об этом всегда. И сейчас, готовя экскурсии по нашему музею лицея №22, стараюсь к каждой подходить творчески. Мне нравится, что наш директор Андрей Анатольевич Копцов так предан профессии и школе и стремится каждое дело довести до совершенства. Он серьезно относится к музею. Так же серьезно относятся к нему дети и родители, стремятся найти и принести интересные экспонаты. Молодые педагоги истории и географии отправляются в поисковые поездки. Глядя на их увлеченность, я и сама начинаю собираться с ними в Демьянский котел.

Удивительно, но когда я пришла работать в лицей, судьба снова тесно свела меня с химкомбинатом. Руководство предприятия живо откликнулось на нашу просьбу и помогло в установке на территории школы памятника Героям Советского Союза П.В. Стрельцову и И.В. Панфилову. Нам нельзя забывать таких замечательных людей. Надо ездить по памятным местам, изучать нашу родную землю. Надо спешить делать добро. Надо запоминать случаи добра и рассказывать о них детям. Это и есть лучшее воспитание.

Записала Ирина Александрова
Прочитано 445 раз