Пятница, 07 июля 2017 07:40

Здесь я вдохнула воздух моих предков

В минувшие выходные в культурной жизни Воскресенска произошло поистине замечательное событие. По приглашению Культурного центра «Усадьба Кривякино» свое родовое гнездо посетили потомки первого русского романиста Ивана Ивановича Лажечникова по линии брата писателя - Николая, который многие годы был владельцем усадьбы.

Это первый визит представителей славной фамилии на нашу землю, и редакция «Куйбышевца», конечно же, с радостью воспользовалась возможностью пообщаться с ними и пригласить в гости нашей рубрики праправнучку хозяина дома Елену Сотникову (на фото в центре).

 – С самого детства мама нам с братом рассказывала, что мы потомки семьи Лажечниковых по линии брата писателя - Николая Ивановича, – рассказывает Елена Николаевна. – Мы этим очень гордились. Так получилось, что главным хранителем всех реликвий оказался мой прадед - Иван Николаевич Лажечников, родной племянник писателя. Надо сказать, что между романистом и его младшим братом Николаем, который и владел усадьбой Кривякино, были прекрасные отношения. И неудивительно, что память об Иване Ивановиче сохранялась всеми поколениями семьи.

В квартире старого московского дома на Селезневской, где Лажечниковы поселились еще до революции, сберегались старинные вещи, книги с дарственной надписью И.И. Лажечникова, картины, памятные семейные фотографии. Эта огромная пятикомнатная квартира уже в 30-х годах 20 века превратилось почти в коммунальную: дети Ивана Николаевича обзаводились семьями и оставались жить с родителями. Я с трудом представляю, как они все там размещались: в каждой комнате жила отдельная семья Лажечниковых. В этой же квартире до 1932 года (до своей смерти) жила двоюродная сестра прадеда – дочь Ивана Ивановича Лажечникова Евдокия Ивановна. Эта маленькая, необычайно добрая женщина не вышла замуж, детей не имела, и всю душу вложила в воспитание пятерых детей своего брата, среди которых был и мой дедушка. В семейном архиве до сих пор сохранились послания прадеда к детям с неизменной припиской «Слушайтесь бабу Дуню» или «Привет бабе Дуне».

В этой квартире появилась на свет и я. Семья жила дружно, постепенно разрастаясь, рождались и вырастали дети. Кто-то уезжал, но кто-то обязательно оставался и продолжал жить в этом родовом гнезде.

Выбрасывать ничего ни в коем случае было нельзя, поэтому и мебель 19 века, и сама атмосфера старого московского дома сохранялись до наших дней. Продали квартиру только недавно, а мебель передали в музей Коломны.

– Вы в детстве читали книги Лажечникова?

– Конечно! Отлично помню, как мне понравился тогда «Ледяной дом». Перечитывая произведения Ивана Ивановича во взрослом возрасте, я была в полном восторге от остроумия автора. А особенно тронули меня автобиографические вещи, например, «Беленькие, Серенькие, Черненькие».

– Как состоялась первая встреча потомков Лажечникова с сотрудниками Музея?

Моя мама Елизавета Александровна по роду своей работы часто ездила в командировки по Московской области. Выйдя замуж, она оставила родовую фамилию Лажечникова, и однажды в 70-е годы, во время приезда в Коломну, кто-то ее спросил, не имеет ли она отношения к известному писателю, имя которого носит одна из улиц города.

Фамилия действительно уникальна, ведь она имеет искусственное происхождение. Дело в том, что Иван Иванович и Николай Иванович, получив потомственное дворянство, изменили букву «о» в традиционной купеческой фамилии Ложечников на «а», чтобы придать ей более благородное звучание. Так мы стали Лажечниковыми. Когда мама подтвердила свою причастность к писателю, ее познакомили с сотрудниками краеведческого музея и библиотеки им. Лажечникова. Она стала тесно общаться с ними, и мы узнали, что у нас, оказывается, есть еще родственники, прямые потомки писателя.

– А до этого вы о них не знали?

– Нет. Мы были уверены, что единственные наследники. Известно было, что у Ивана Ивановича во втором браке родилось трое детей: Евдокия, Зинаида и Иван. Про Ивана мы знали, что он умер бездетным, сына Зинаиды считали погибшим, а Евдокия (наша баба Дуня) была с нами.

И вот в 1977 году, когда праздновали 185-летие со дня рождения Ивана Ивановича Лажечникова, коломенцы устроили литературно-музыкальный вечер, куда пригласили маму и ее двоюродного брата Андрея Петровича Татьянка, являвшегося главным хранителем реликвий и прожившего в той самой московской квартире на Селезневской до последних дней. Туда же была приглашена и наша родственница - правнучка писателя Нина Николаевна Лажечникова-Агапова. Мы увидели ее впервые и были очень благодарны сотрудникам народно-литературного музея, соединившим нас: Е.А. Клочковой, К.Д. Левкоевой и Е.А. Горчаковой.

На той встрече маме вручили медаль «Почетный гражданин города Коломны», что ее глубоко тронуло.

Дружба с коломенскими исследователями продолжалась, и перед смертью Андрей Петрович завещал прижизненное собрание сочинений Лажечникова с автографом автора, подаренное брату Николаю Ивановичу, библиотеке им. Лажечникова. Туда же он передал многие фотографии.

– Как жилось семье в годы советской власти? Пришлось в большей степени скрывать свое происхождение, или все же гордиться фамилией?

– Мой дед был репрессирован в 1942 году, но вовсе не из-за происхождения. Он работал в отделении железной дороги, рисовал вывески, и кто-то из сослуживцев написал на него ложный донос, назвав немецким шпионом. Москва, 42 год, тяжелое военное время. Он так и умер на Лубянке, а нам даже не выдали его прах. Потом реабилитировали. Именно факт репрессированного отца мама долгое время скрывала, но фамилией Лажечниковы мы, напротив, гордились.

А вот прямые потомки рассказывали, что им пришлось скрывать свою принадлежность к писателю, который был дворянином и губернатором Твери. Наверное, поэтому у них не осталось почти никаких реликвий.

– Когда началась Ваша дружба с музеем Лажечникова в Коломне?

– Летом 2011 года в интернете прочитала, что в Коломне открылся музей-усадьба Лажечниковых, и решила поехать. Я всегда интересовалась историей нашей семьи, мечтала составить генеалогическое древо, поработать в архивах и подробно узнать о том, кем были мои предки. Что-то, конечно, слышала от мамы, но многое оставалось неизвестными.

В Коломну я приехала с сыном и племянниками, когда усадьба только начала работу в качестве музея. Нас встретила научный сотрудник Софья Юрьевна Буловацкая и, услышав, что мы потомки Лажечникова, очень удивилась. Мы вместе стали восстанавливать имена всех предков, и, наконец, все «пазлы» генеалогического древа, над созданием которого она трудилась, сложись. С тех пор мы дружим с сотрудниками усадьбы, вместе ездим на Новодевичье кладбище, где похоронен Иван Иванович Лажечников, отмечаем юбилеи писателя. И каждый раз наша семья старается отметить встречу каким-то даром.

– В коломенском доме у Вас появилось ощущение родных стен?

– Появилось. Для нас провели потрясающую экскурсию. Я узнала, что наш род, оказывается, из Великого Новгорода, а в Коломну предки перебрались, спасаясь от гонений Ивана Грозного. Я с удивлением узнала, что Ложечниковы, как изначально звучала фамилия, были такими богатыми и предприимчивыми людьми, что имели чудесный дом, что они давали детям прекрасное воспитание и образование. А больше всего меня потрясло, с каким благоговением коломенцы относятся к своей истории. Нашли средства, отреставрировали дом, который был обычным коммунальным жильем, создали музей.

Когда мы с двоюродной сестрой Галиной Михайловной Лажечниковой передали туда икону бабы Дуни и другие экспонаты, появилось ощущение, что дом наполнился жизнью. Теперь нас там встречают и ждут как родных. И мы стремимся приехать в Коломну при первой возможности.

– А как Вам дом в Кривякино?

– Побывать здесь тоже было моей мечтой, мама рассказывала, что есть усадьба в самом центре Воскресенска. И вот мы приехали. Это самое что ни на есть наше родовое гнездо, именно здесь жил мой прапрадед, мой прадед. И хоть дом сейчас пуст, но я увидела все то, что открывалось взорам моих предков. Этот парк, эту реку… Я дышала этим воздухом!

– Будете теперь дружить с воскресенцами?

– Однозначно! Когда я узнала о том, что здесь существует литературное объединение имени И.И. Лажечникова, пришла в полный восторг: люди занимаются творчеством, собираются вместе, обсуждают вопросы литературы, издают книги самой разной направленности, дружат с поэтами Болгарии. Я получила в подарок книгу стихов Ольги Новиковой. И подумалось: «Боже мой! Сколько прекрасных граней жизни мне открылось! И все это было совсем рядом».

– А среди потомков Ивана Ивановича есть писатели?

– Писателей нет, но я заметила, что в нашем роду все красноречивы и очень любят поговорить. Все родственники – люди с чувством юмора, и это, наверное, какая-то генетическая черта. Причем, это тот же тонкий юмор, что и у Ивана Ивановича. Все коммуникабельны и общительны.

Все люди в нашем роду творческие, даже те, кто не получил высшего образования. И отличаются истинной интеллигентностью. Есть художники. Прадед Иван Николаевич отлично чертил и рисовал. Его сын от первого брака Александр Иванович Лажечников стал известным художником. Окончил Академию художеств, совместно с А.В.Маковским создал общество по печатанию открыток с картинами передвижников, иммигрировал после революции и умер заграницей. И мой дед тоже рисовал, хоть не имел специального образования. Есть среди нас врачи, юристы и просто люди с золотыми руками. А мне, видимо, передалась деловая жилка нашего рода, я стала предпринимателем.

Когда-то в своем завещании Иван Иванович Лажечников написал, что не может оставить потомкам ничего, кроме своего доброго имени. Но доброе имя – это вовсе не мало, и это наследство мы – потомки стараемся хранить и преумножать.

 Беседовала Ирина Александрова
Прочитано 409 раз