Пятница, 27 октября 2017 13:12

Это просто фантастика!

В Воскресенске уже трудно удивить кого-нибудь титулом «писатель», поскольку городское ЛИТО «Радуга» является одним из самых активных в стране литературных объединений. Но личность, с которой мне повезло пообщаться, является действительно фантастической и для нашей, всякое повидавшей, местности. Правильнее даже будет сказать «фэнтезтической», поскольку Дарья Сорокина пишет свои произведения именно в популярном сейчас жанре «фэнтези». Более того, известное издательство АСТ недавно выпустило ее книгу, что говорит само за себя.

– Даша, как Вам удалось добиться внимания столь популярного издательства? 

– Неожиданно для самой себя я выиграла конкурс в Интернете, и АСТ предложило мне контракт на роман "Педагогика для некроманта", а я, конечно, тотчас же согласилась.

– Раз это произошло, то проблемы с читателями у Вас уж точно не будет, ведь работники издательства выработали отличный нюх на то, что в данный момент пользуется спросом.

– Надеюсь, но особенной проблемы с читателями у меня и сейчас уже нет. Я выкладываю свои вещи в интернет, и имею вполне приличную «собственную» аудиторию. Люди благодарят, и даже поощряют финансово на добровольной основе. Это очень приятно, Значит, мои вещи действительно нравятся.

А бывают отрицательные отзывы?

– Не без того. Я пишу в основном в стиле «академия», который сейчас очень востребован. Некоторые коллеги по перу, лично мне неизвестные, отзываются об этом стиле неблагоприятно, рекомендуя к прочтению свои «детища», написанные в классическом, по их понятиям, ключе.

Судя по ироническому тону, Вы с ними не согласны.

– Думаю, литература должна быть разной, а к настоящей классике я отношусь с большим уважением. Но, пытаясь ознакомиться с творением одного из своих оппонентов-«классиков», в первом же абзаце обнаружила «белоснежный снег», и прекратила дальнейшие попытки понять «высокое искусство».

Да, до таких вершин лучше не добираться. А у Вас бывали подобные «ляпы»?

– Подобных, надеюсь, не встречалось, но, поскольку пишу о предметах разнообразных, и часто незнакома с некоторыми тонкостями, вынуждена активно расширять собственный кругозор, чтобы не попасть случайно впросак. Одна моя героиня, например, не выносила навязчивого запаха хлорида натрия, ей становилось плохо от него до тех пор, пока соавтор не предложил мне пройтись на кухню, и лично героически испытать на себе действие столь невыносимого аромата - поваренной соли. Пришлось срочно исправлять ситуацию.

Очевидно, надо было переработать немало текста.

– Отнюдь, нашелся способ проще и рациональнее. Персонаж-то был не совсем нормален психически, так что запах соли оказался просто одной из ее многочисленных маний.

По-моему, остроумный выход, достойный автора-фантаста. А у Вас, оказывается, и соавторы существуют?

– Всего один пока, и пишем мы вместе не всегда, конечно. Но мне удобно с ним работать, надеюсь, «что это взаимно». Он пишет в стиле «стимпанк», это очень нравится и мужской, и женской аудитории, а одну вещь, «Оливия Кроу и Кровавый Принц», мы с ним сделали именно в этом стиле.

Как же познакомились две неординарные личности?

– Ну конечно, в Интернете. Мы никогда не встречались лично, ведь он живет в Петербурге, а общаемся в соцсетях и по Скайпу. Ему даже псевдонима не требуется, ведь фамилия Кощеев, как нарочно, вполне подходит к его писательскому жанру.

Возникает законный вопрос о профессии столь плодовитых писателей.

– Мне моя профессия преподавателя английского языка весьма помогает в писательском творчестве. Ведь сейчас масса слов заимствуется именно из английского, кроме того, я читаю любимые произведения иностранных писателей, в том числе, и фантастику, в подлиннике.

Это, наверное, гораздо интереснее, чем в переводе.

– Не всегда. Если переводчик талантлив, он может передать сюжет даже интереснее, чем сам автор. А вот игру слов часто действительно перевести очень трудно, или просто невозможно найти аналог в соответствующем языке. В результате подбирается что-то близкое по смыслу, а «соль» шутки часто безвозвратно теряется, к сожалению.

У Вас остается еще время для чтения, хотя преподавательская работа отнимает обычно не только «часы», но и массу психической энергии.

– Зачем так мрачно? Во-первых, я сейчас работаю в щадящем режиме, поскольку стала недавно мамой. А во-вторых, преподаю язык людям заинтересованным, принявшим осознанное решение посещать курсы, в помещении школы №2. Занятия стараюсь вести максимально увлекательно, и, конечно, увлекаюсь сама.

Значит, это тот случай, когда с удовольствием идешь как домой, так и на работу?

– Пожалуй. Ведь занятия я провожу обычно на игровой основе, уже выработала свои приемы, приносящие неплохие результаты.

То есть, работаете именно с детьми?

– Вовсе нет, возраст моих учеников колеблется от четырех до шестидесяти пяти лет, и это – не предел. Просто в игре легче всего усваивается материал, да и вся наша жизнь – игра, я считаю, в различных ее проявлениях. Мы сами изобретаем правила, сами их меняем, придавая существованию дополнительный колорит.

– Какие же возрастные группы Вы любите больше всего?

– Думаю, что примерно лет шестнадцать-восемнадцать. Дело в том, что я сама ощущаю себя примерно на этот возраст, такая своеобразная инфантильность. Очевидно, и выгляжу соответственно, так как даже контролер в электричке по доброте душевной недавно посоветовала мне брать льготный билет, поскольку подросткам он обходится изрядно дешевле.

Думаю, для Вас это пока еще не комплимент, пара лет туда-сюда погоды не делает.

–Тут уже не пара, а десяток лет туда-сюда, ведь после окончания Коломенского педагогического института я уже шесть лет в профессии, в отличие от многих моих однокашниц, которые в большинстве не работает по специальности. А жаль, английский язык сейчас очень востребован, и мы, например, при завершении курса выдаем дипломы, которые впоследствии могут пригодиться нашим «студентам».

Все это звучит очень по-деловому, а что же дает пищу Вашей фантазии?

– Для меня самой это является загадкой, но сюжеты просто просятся наружу. Никогда не испытываю традиционного писательского страха перед чистым листом бумаги. Наоборот, с трудом успеваю записывать свои мысли. В отличие от многих знакомых, не люблю короткую прозу. У меня все почему-то органично выливается в повести и романы. Правда, стиль бывает довольно мрачен, читатели обижаются, поскольку иногда кровожадно убиваю главных героев, что в подобном жанре идет вразрез с неписаными правилами. Однако, фэнтези позволяет их и воскрешать, чем я могу в случае надобности воспользоваться.

Представляю себе, сколь увлекательно создавать новую реальность, но не каждому дана такая способность. 

– В интернете сейчас довольно много подобной литературы, и есть авторы, пользующиеся гораздо большей, чем я, популярностью. Например, уже упомянутый мной Владимир Кощеев уже может зарабатывать на своих произведениях вполне прилично. Это именно тот счастливый случай, когда талант приносит средства к существованию, что встречается нечасто.

Интернет, конечно, предоставляет массу ранее неизвестных возможностей. А как дома относятся к Вашему весьма оригинальному увлечению?

– Пишу я уже давно, еще со школы. Сначала были рассказы, потом они «подросли». Никто никогда всерьез это не воспринимал, до последнего времени. Ведь я и музыку люблю соответствующую, в основном, пауэр метал, особенно группу «Блайнд гардиан». Именно такая музыка часто сопровождает фильмы типа «Властелин колец», и прочих в этом роде. Сначала мои пристрастия считались данью возрасту, потом – привычкой.

А Ваш муж разделяет такие увлечения?

– Вначале делал вид, что разделяет. Познакомились мы еще в школе, но пути наши очень быстро разошлись. Впоследствии встретились совершенно случайно, и заново познакомились, благодаря общим приятелям. Он мне в этот раз чрезвычайно понравился, и я проявила большую инициативу для развития наших взаимоотношений. Только много позже он открыл мне тайну, что является тем самым парнем из прошлого. Вот это был сюрприз!

Так он читает Ваши книги?

– Он – фанат «бумажной» литературы, терпеть не может электронные варианты, и прочел мою вещь только тогда, когда я ее для него полностью распечатала. Отнесся в меру положительно, но окончательное признание, его и других родственников, я получила, когда выиграла конкурс, и меня «признало» настоящее большое издательство. Выяснилось, что я, оказывается, могу быть не только профессиональным педагогом, но и профессиональным писателем.

– В чем же выразилось это признание?

– Он сказал, что поверил в мои способности, и теперь искренне завидует, поскольку работа приносит мне огромное удовольствие, а не является тяжкой обязанностью, что, увы, встречается довольно часто.

– А что насчет стихов?

– Они встречаются в контексте моих произведений. Как пример, можно привести такие строки:

В жизни этой, иль другой

Птица с черным опереньем

Позовет тебя с собой

В мир прекрасных сновидений.

На одном крыле блеснет

Серп серебряный и точный –

День он нежно резанет,

Знаменуя праздник ночи.

Россыпь искр на втором:

Звезд несчетные скопления.

Нам веснушчатым пером

Нагоняет наваждение.

Птица пламени сдалась,

Не отдав себе отчета,

И впервые обожглась,

Угодив во тьму с разлету.

Сколько же всего Вы написали книг, и чего ожидать в дальнейшем?

– Я написала уже пять романов, большинство выложено в интернете, но некоторые – не целиком, а прочесть полностью можно уже за минимальную плату. «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать», - как гениально заметил А.С. Пушкин. А дальше – продолжу писать, пока нет ни причин, ни желания останавливаться.

- С интересом буду следить за Вашими успехами, и уверена, что Ваши персонажи никогда не будут, «стоя на белоснежном снегу, ронять скупые мужские слезы, задыхаясь от удушливого аромата хлорида натрия»! 

Беседовала Елена Хмырова
Прочитано 219 раз